Интервью с Гуменник Еленой Валерьевной

Добрый день! В клинике детской неврологии и эпилептологии «EpiJay» работают высококвалифицированные врачи, которые ежедневно осуществляют диагностику и лечение эпилепсии и других неврологических заболеваний.

Мы продолжаем цикл еженедельных интервью, сегодня мы познакомим Вас поближе с заместителем главного врача по медицинской деятельности клиники неврологии и эпилептологии «EpiJay», неврологом-эпилептологом Гуменник Еленой Валерьевной.

- Здравствуйте, Елена Валерьевна! Вы являетесь одним из ведущих врачей в Санкт-Петербурге по своему направлению. Скажите, Вы в детстве хотели быть врачом?

- Спасибо большое. Сколько я себя помню, я очень любила детей, особенно малышей. Это, наверно, характерно для многих девочек. Думаю, что именно любовь к детям, интерес к ним, к их развитию, росту предопределила выбор моей профессии. Я поступала после школы именно в Педиатрический медицинский институт (тогда СПБГПМИ, сейчас это педиатрический медицинский университет) вполне осознанно.

- Почему Вы выбрали в качестве направления своей деятельности детскую неврологию и именно диагностику и лечение эпилепсии? Когда Вы решили заняться именно этим направлением?

- Еще обучаясь в ВУЗе я активно занималась в студенческих научных обществах по психиатрии, неврологии, реанимации и даже неонатологией увлекалась и хирургией. Тем не менее я выбрала неврологию, а именно эпилептологию. Думаю, что это связано с тем, что на те годы пришелся огромный прорыв в диагностике и лечении эпилепсии. А все новое всегда интересно. Кроме того, эпилептология предполагает синтез различных знаний и умений. Эпилептолог прямо на приеме должен сделать электроэнцефалограмму и дать по ней заключение, оценить анализы крови, направить ребенка на генетические обследование, изучить МРТ картину и много другое, так что я поняла, что мне пригодятся все мои знания по разным направлениям.

- Наряду с Дмитрием Дмитриевичем Вы являлись носителем идеи открытия частной клиники по лечению эпилепсии. Что Вы хотели увидеть в результате. Оправдывает ли EpiJay Ваши ожидания?

- Работая в детском городском центре по лечению эпилепсии в течение многих лет, я понимала, что на своем месте делаю все, что могу и в целом мы стараемся оказывать помощь детям на должном уровне. При этом, мне хотелось, чтобы условия приема детей были лучше, чтобы ребенок приходя в клинику не имел гнетущих ощущений от больничной обстановки. Дети с эпилепсией, в основном, вынуждены лечиться многие годы и мы, участвуя в создании клиники, постарались создать обстановку в которой маленьким пациентам и их родителям будет приятно, комфортно.

- Но и конечно, главное, это наша команда. В течение 20 лет своей работы жизнь сталкивала со специалистами, настоящими мастерами своего дела, компетентными, мудрыми, вызывающими уважение, с теми профессионалами, с которыми хотелось быть рядом, но все они работали в разных клиниках и учреждениях. Возможность создать команду врачей, опытных, знающих, окрыленных общими целями - это и является самой большой ценностью и целью сознания клиники.

- Что Вы думаете о системе лечения эпилепсии и неврологических заболеваний в нашей стране? К чему нужно стремится?

-Знаете, многие врачи из нашей команды и я в том числе имели возможность поработать за рубежом, в основном в европейских странах. И я хочу утешить наших пациентов. Лечение эпилепсии во многом зависит от внимания врача, его грамотности. Есть клиники, специализирующиеся на отдельных аспектах эпилептологии: хирургии, генетических исследованиях, кетогенной диете. Мы стараемся перенять опыт этих ведущих центров и использовать его в нашей практике. Но, при этом, скажу еще так: на мой взгляд, наши врачи более внимательны, трудоспособны, ответственны и даже так - заинтересованы в результате. Приведу пример, который, наверняка поймут родители пациентов: я никогда не видела, чтобы зарубежный врач эпилептолог потратил бы свое время на то, чтобы изучить подробно большое количество выписок ребенка от самого рождения или подробно выяснил всю многолетнюю историю приема противоэпилептических препаратов с дозировками, концентрациями, сочетаниями препаратов. При этом еще раз добавлю, нам есть чему поучиться и мы этим активно занимаемся!

- Какую роль может сыграть клиника в улучшении системы лечения эпилепсии в нашей стране?

- Я думаю, что в первую очередь, клиника дает дополнительную возможность выбора для пациентов. Выбор врача, выбор условий, в которых проходит процесс обследования и лечения, выбор дополнительных возможностей. В частности, в настоящее время наша клиника является единственной в СПБ, практикующей такой метод лечения как кетогенная диета.

- Какое будущее Вы видите для клиники в ближайшие 3-5 лет? Кем Вы видите себя в этой клинике?

- Я и в дальнейшем вижу, что наша клиника будет развивать принципы командной работы профессионалов. Кстати, в университетской клинике эпилептологии г Бонн, где в этому году нам удалось поработать с Ковеленовой Мариной Вячеславовной, грамотно организованы эти принципы. Каждый из работающих в клинике врачей является экспертом по определенному кругу вопросов. Все сложные пациенты (а таких в этой клинике большинство) обсуждаются совместно и вырабатывается общее компетентное мнение. Мне это очень понравилось и хочется привнести в нашу жизнь.

- Что Вы можете пожелать для наших пациентов в новом году?

- Конечно врач прежде всего желает своим пациентам здоровья. В последние годы акцент в ведении и лечении пациентов смещается от простого улучшения здоровья с сторону улучшения качества жизни. Наша общая цель не только в избавлении от приступов, но и в улучшении всех аспектов жизни, в том числе преодоление социальной стигматизации. К этой цели можно двигаться только совместно, обязательно при участии родителей. Мы все: и доктора и пациенты - немного разные и это прекрасно. У нас большая команда и я надеюсь, что каждый пациент сможет найти в нашей клинике «своего» врача.